06:58 

Операция "Наследник". Полина Андреевна Лисицына

Корнет Азаров
не вспоминай меня почаще, не приезжай ко мне скорее... (с)
Предыстория.
Александр был моей первой любовью. Молодой гусар, обаятельный, остроумный мужчина. Но главное - честный и порядочный человек. Мои чувства оказались взаимными, мы с Сашей были счастливы. Не так уж долго оставалось до свадьбы...
В тот вечер мы повздорили: единственное, что заставляло нас ссориться - его дружки, безответственные хамоватые ребята, возомнившие себя хозяевами жизни. Он ушел на встречу с ними.
Больше я его не видела живым: через несколько дней его тело нашли на Хитровке. Пулевое ранение в голову - похоже, гусарская рулетка.
Мне стало незачем жить. Самоубийство - грех, но все равно - незачем.
Не смогла. Просто рассыпала таблетки. В глазах потемнело...

Нет, самоубийство - грех. Я покаялась в намерении, отец Антоний - так звали того священника - помог мне прийти в себя.
Он стал моим духовным отцом. Много времени он уделял беседам со мной: именно он отговорил меня уходить от несчастной любви в монастырь. Именно он научил меня искать.
Именно он рассказал мне, как можно отомстить убийцам моего жениха, палачам Сашеньки - друзьям и товарищам его юности, членам загадочного "Общества Алой Розы" (Кодовое название - "Фабрика Красный октябрь").
Именно он предложил мне внедриться в это общество, а в доказательство моей причастности к нему дал мне письмо и цветок.
Так началась эта история...

Дом Великой княгини Екатерины Иоанновны.
Великая княгиня - воистину святая женщина. К ней отец Антоний меня устроил на послушание - чтоб я боролась со своей тоской, чтоб я творила богоугодные дела. В доме Екатерины Иоанновны жили другие ее воспитанницы - добрые и чуткие девушки. С одной из них - Лизой - я даже немного подружилась. Мы присматривали за детьми-сиротами, коих приютила Великая княгиня, помогали ей по мере сил по мелким поручениям.
Частой гостьей была Варвара Николаевна Яковлева - подруга Ее Высочества, тихая и спокойная женщина, которой безгранично доверяла Великая княгиня.
Великий князь мне совершенно не нравился. Надменный, холодный. Наверное, правду про него болтали - ну да Бог ему судья.
Отец Антоний - личный духовник Екатерины Иоанновны. Единственный человек в этом городе, которому я доверяла... Именно ему я передавала все, что мне удавалось узнать, именно с ним я советовалась по поводу всех волнующих меня вопросов.

Подруги.
Софико Чхартишвили - подруга по пансиону. Наивная. Разговорчивая. Она всегда была такая - и всегда через это страдала. Она готова рассказать что угодно кому угодно - как сказал отец Антоний, если бы речь шла о продаже души - она бы не задумываясь сделала бы это лет 20 назад. Софико неисправима, но я от этого не меньше ее люблю. За нее было порой очень страшно - сболтнет что-нибудь не дай Бог - и что? Где потом косточки искать?
Впрочем, Софико попыталась быть скрытной: ей это не удалось, но сам факт попытки я оценила. Она попыталась скрыть от меня факт своей давней и уже забытой связи с моим женихом. Я догадывалась: когда я их познакомила, они смотрели друг на друга растеряно и смущенно. Но не могла знать точно. Но в какой-то момент - а именно, когда Софико у незнакомой дамы начала выспрашивать про Общество Алой Розы - решила вывести Софико на откровенный разговор: надавила на нее. Она почти расплакалась - и рассказала мне вот что.
Да, у нее был роман с моим женихом - давно, еще до нашего с ним знакомства: он тогда лечился на Кавказе. Они довольно долго были вместе, но однажды Саша пришел к Софико сказать, что уходит навсегда - потому что так нужно. Он ушел, а его документы остались у нее - тогда она узнала, что Саша - революционер.
Она решила отвезти папку в Москву и отдать Саше. Каково же было ее удивление, когда она встретила Сашу и меня вместе.
...в тот роковой вечер, когда Саша умер, Софико была рядом: она принесла ему документы. А он просил ее, чтоб она сама отнесла документы в полицию - "Так будет лучше, и вы с Полиной будете в безопасности" - так сказал Саша. Ровно за минуту до того, как пустить себе пулю в лоб.
После этого рассказа подруга не желала отходить от меня ни на минуту и постоянно спрашивала, что ей делать... К сожалению, результатом ее излишней ретивости стал анекдот о ней, ходящий по Хитровке. Ну и тот факт, что Софико за бесценок продала себя в бордель. После того, как Хитровка была разрушена, девочки мадам Вонг уплыли в Америку...

Другая моя подруга - Эсфирь Литвинова - мой вечный идеологический противник: девушка хочет революцию. Правда, революция у нее - в той же категории, где игуана, которую "папа непременно привезет". Именно этой взбаламошной девице я обязана первым визитом на Хитровку - и сохраненной жизнью при этом первом визите. Именно благодаря ей мне удалось убедить Софико посидеть дома, а не вязаться за нами. Да, она за революцию... Но поскольку Фабрика Красный Октябрь пахнет не той революцией, которую хотелось бы получить Эсфирь, она с радостью согласилась в случае чего помочь мне в этом деле. Она же познакомила меня с господином Фандориным - ее старый знакомец, большая любовь, жених другой девушки - японки.
Эсфирь не любит проигрывать - я это знаю. А потому она не могла позволить, чтоб свадьба состоялась.
Она заказала убийство госпожи О-Юми.
Эраст Петрович плакал.
Эсфирь уехала в Америку.

Фабрика Красный Октябрь.
Нужно было найти выход на революционеров. Опознавательным знаком для "своих" служили розы - такую розу дал мне отец Антоний, и кодовая фраза. Я сходила на Хитровку - в клуб любителей поэзии "Алая роза" - для того, чтоб вернуться с цветком в волосах. Конечно же, они меня заметили. Троих я видела с цветами до того, но...
Мария Константиновна, Елизавета Константиновна, Агнесса Анжеевна и Варвара Николаевна - 4 дамы из ближайшего окружения Великой княгини...
Мне стало страшно... Я прокляла свою дырявую память за то, что не помнила весь пароль - только свою половину. Они просили с меня другую часть... Прочитала...
Трое из четырех поверили мне. И только Мария Константиновна заподозрила неладное...
Девушки были со мной настолько откровенны, насколько это возможно. Но они знали не так много: Мария удерживала информацию, разумно полагая, что она попадет ко мне, если она поделится ею с девушками.
Я исправно сообщала полученное отцу Антонию, мы обсуждали все вопросы в попытках прояснить картину...
Что-то расправлялось, что-то путалось...
В итоге некая цельная картинка сложилась в голове.
А еще мы пришли к выводу, что мой жених, скорее всего, просто запрограммирован был - гипнотическое воздействие - на самоубийство при попытке донести. Как, по нашим предположениям, и все добившиеся некоторых результатов члены Общества.
Был кукловод - и были его марионетки. Был демиург - Ф.Ф.Юсупов, местный кукловод. Были куклы - в частности, 4 девушки, приближенные к великокняжескому двору.

Хитровка.
Шумно. Пьяно. Весело. Чуть опасно. Не место для благородных девиц - легкая добыча. Но на Хитровке люди были человечнее, чем в Высшем свете... А потому мы невольно прониклись к ним некоторой симпатией.
Мы приходили туда дважды: один раз днем - пришлось откупитсья от Динки Стрижа пятью рублями. Другой - ночью: все же некоторые журналисты дарят удивительно полезные подарки - охранные грамоты с 18.30 до 10.00.
Ночью меня сопровождал на Хитровку отец Антоний... У него там было дело...
Придя на Хитровку, мы обнаружили там двух моих подруг, господина Зубатова (начальника московской охранки) и господина Боткина (медика). Они были крайне удивлены видеть на Хитровке отца Антония...

...я никогда не забуду взгляды Великой княгини и отца Антония, которые встретились на Хитровке... Более выразительно на отца Антония среагировали только Высшие Силы...
А еще наша Хитровка, оказывается, весьма пагубно сказывается на здоровье японок-английских шпионов... Госпожа О-Юми нашла покой именно на Хитровке...
Впрочем, говорить и слушать о Хитровке намного интереснее и понятнее, чем писать и читать.

Итоги.
Конечно, в короткие записки все не уместится. Да и не было цели - уместить. Наверное, это не самые показательные моменты, но эта история была запомнена именно так...

Конечно, то, что тут написано - известно всем. Известно даже больше... Но - так. Просто хочется написать именно так.

Спасибы:
Эжен. За игру. За роль. За информационку. За все.
Софико, Эсфирь - за то, что у меня были подруги.
Отец Антоний - за детектив. За игру. За вразумления и наставления.
Залю и Дане - за чудесные ночер-утро)))

@музыка: Лора Бочарова "Шерлок Холмс"

@темы: ролевая братия, homo ludens

URL
Комментарии
2010-04-26 в 09:30 

Нэрвэндэ
Знать, песню завела волшебница Шалот
у и тот факт, что Софико за бесценок продала себя в бордель. вроде не было такого
Эсфирь уехала в Америку.
очень зря - мне работу облегчила.
У него там было дело...
какое, если не секрет?

2010-04-26 в 16:34 

Корнет Азаров
не вспоминай меня почаще, не приезжай ко мне скорее... (с)
Нэрвэндэ
1. Было, если Дане верить))
2. Как сказала Фирочка, Эраст Петрович простил ее, а в остальном - она очень живучая))
3. Разговор с Великим князем Николаем Михайловичем, который в тот момент был именно на Хитровке.

URL
2010-04-26 в 18:09 

Xoto
В скриптории холодно и пальцы ноют. (с)
Корнет Азаров Спасибо за игру

2010-04-26 в 18:32 

Корнет Азаров
не вспоминай меня почаще, не приезжай ко мне скорее... (с)
Xoto И Вам спасибо, отец Антоний))

URL
2010-04-26 в 18:44 

Нэрвэндэ
Знать, песню завела волшебница Шалот
Нэрвэндэ 1. Было, если Дане верить))
Не было, если верить Матильде. Она хотела, но не продалась.
Как сказала Фирочка, Эраст Петрович простил ее, а в остальном - она очень живучая)) он всех простил - это не значит, что ее простили.

2010-04-27 в 05:31 

Корнет Азаров
не вспоминай меня почаще, не приезжай ко мне скорее... (с)
1. Ну, скажем так: полуигровой момент в последнюю ночь: мадам Вонг просто могли не успеть сказать.
2. Она это понимает)) Но уверяет, что очень живуча)))

URL
     

Полевой дневник

главная